SHERLOCK SOLUTIONS

школа управления Сергея Лысова

Более 10 лет я помогаю деловым людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии: «Управление собой, людьми и ситуациями».

Сергей Лысов

Герань. Рассказ

 

81789895_2823515627714090_6647978009720520704_o

Была у меня ещё одна история. Рассказывал ее всегда только самым близким. Но за давностью лет, думаю, что уже можно и публично. Дело происходило перед самым поступлением, вернее где-то за год до него (у меня на странице, в блокноте эта история есть). А эта история относится к целому периоду, хотя и оформлена конкретным случаем. Я кстати, хочу сказать, что свои способности я тогда не осознавал. Вот посмотрите, как это собственно у всех… никто своих способностей в те времена не осознает, но может заметить сейчас.

Мне было 18. В эти времена известие о том, что чьи-то родители уезжают куда-то на пару дней всегда воспринималось нами с каким-то неистовым благоговением. А у нас была не просто обычная тусовка. Судьба связала нас, как я называл это – в интернате для детей, занимающихся профессиональным боксом. Нам был по 13 или 14, когда нас отдали в это не детское заведение, где мы проводили по три тренировки в день, вместе спали, вместе ели, вмести пытались учиться. Специальный режим обучения, который нам создали в связи с тем, что мы были постоянно на соревнованиях, всегда напоминал мне школу для недоразвитых. Тем более, что били нас постоянно по голове, т.с. по долгу службы. Это не был шахматный кружок. Да и сама школа находилась возле Дюковского парка, по которому по тем временам уже к сумеркам прекращали ходить.

Подросли мы, как это и водится, неожиданно.

К этому времени я уже много раз слышал истории, когда кому-то из моих сверстников приходилось переезжать из города в город. Родителей, как говорится, не выбирают. Но то, что моя молодость будет походить на такой же лад, только вместо городов квартиры, я представить себе не мог никак.

Это были далёкие 80-ые. В то время баров и дискотек практически не было. Оттого, наверное, и было столько импровизации в отношении квартир, которые нам опрометчиво оставляли родители на попечение, когда им вынужденно нужно было куда-то уехать.

На этот раз родители уехали у Сереги. Он случайно выронил, что тетя Муся (так звали его маму) собиралась это сделать на выходные. И это было его роковой ошибкой.

Процесс подготовки к шабашу начался тут же.

Серега, которого мы звали нежно Киса, был любим и уважаем. Поэтому, когда он заговорил, мы поняли, что он хочет сказать что-то важное, и замолкли сразу.

– У меня только одна просьба – сказал он с видом пастыря. – Давайте проведем все тихо и культурно.

Кто-то хихикнул, но был тут же одернут Юриком. С Юрой обычно никто не спорил.

Обращение Сереги не было праздным. Его квартира использовалась не часто (мы в основном обитали у меня). Но его квартира была красивой, а не то, что у меня, куда и девчонок то и не удобно было приводить. Ну, и, конечно, в те моменты, когда мы были у него, мы оставляли явные следы нашего присутствия. У него поэтому поводу было много неприятного. Ну и мы все это тоже переживали. Мы, ведь были как одна семья.

В каждой квартире, следы, в которой мы оставляли, хоть и напоминали мамаев набег, были все же разными.

Кармическая отметка квартиры Сереги проходила под знаком «цветы».

Скорее всего это не было случайностью: мама Сергея обожала цветы так, как некоторые женщины обожают своих младших питомцев. Цветы для нее были живыми существами. Когда они прощались, Сергей рассказывал, что тетя Муся как-то пристально посмотрела ему в глаза и спросила:

– Ты ведь никого не собираешься приглашать?

Поэтому, когда Сергей попросил, чтобы все прошло тихо и спокойно, в сознании у каждого отметилось ни громкая музыка, ни бутылки и окурки или трусики, обнаруживающиеся позднее в самых причудливых местах… а цветы. Три последние вечерники, которые проходили не одна за другой, и с разницей чуть ли не в пол года, унесли из жизни семь горшков. Как вы понимаете, никто за ними специально не охотился. Но факт оставался фактом. Плюс особая их ценность в глазах тети Муси.

Сергею было 18, отец умер уже как год, и мать для него была неким непререкаемым авторитетом. Не то, чтобы он ее боялся. Но быть для нее тем, кто делает ее несчастной для него было страшнее чего угодно.

Мы тоже любили тетю Мусю, но моменты разборок после наших посещений, конечно принимал на себя Сергей. По правде, когда в прошлый раз мы разбили сразу два горшка, каждый и сам понимал, что это был уже явный перебор.

Вечеринка прошла отменно, не считая того, что Володя, который один из нас, так и не сумел прийти в состояние нормы. И это немного раздражало. Дело близилось к завершению, а он вне кондиции. Мы аккуратно уложили его спать на кресло в соседней комнате, чтобы он немного пришёл в себя. Комната просматривалась… Мы могли наблюдать, как Серега без особой заботы подставлял под ноги Володи кушетку, а под голову подушку. Потом он вышел к нам, и с довольным видом сказал.

– Ну, что, встречаемся через час?

Мы проводили девчонок по домам, и вернулись через пару часов, чтобы замести следы. Так происходило всегда (сначала провожали девчонок, а потом делали уборку). Это придумал я. В какой-то психологической книжке (по тем временам – это было вообще-то, как достать материалы их масонской ложи) я вычитал, что якобы женщина начинает присваивать мужчину, когда начинает убирать у него дома. Мысль была всеми воспринята как разумная, и за это было проголосовано единогласно, а традиция не нарушалась никогда.

Возвращение в назначенное время в квартиру Сергея для каждого из нас было чем-то на уровне долга в перемешку с ритуалом. Думаю, любой, кто не пришел бы, мог спокойно остаться в числе предателей навсегда. Уже стемнело. Квартира была вылизана. Серега накинул на себя ветровку, и собираясь уходить, словно капитан уходит с тонущего корабля с видом начальника, пробежался глазами по комнате, обозначив таким образом, что последним судно покидает таки он.

— Ну что? – сказал Сергей, как будто мы только что взяли банк. — Уходим?

И в этот самый момент все услышали знакомый до боли звук. Так падают обычно только горшки с цветами.

Мы оглянулись в сторону комнаты, которая шла поровозиком, там где спал Володя. О нем все забыли. Перед нами стояла обескураживающая картина. Володя стоял спиной к окну, как бы пытаясь сделать мостик. Его спина в согнутом виде почти лежала на подоконнике, правая рука была вытянута вверх, судорожно пытаясь схватить трубу отопления, а левая, вернее локоть, мертвой хваткой удерживал хоть какую-то устойчивость всего тела при помощи подоконника. Ровно там, где стоял горшок с цветком.

По вполне понятным причинам Володя не удержался, когда, видимо, вставал с кресла. Команда Сергея “уходим” сделала свое дело, заставив его вскочить. Ну, и его занесло… прямо в то место, где стоял не просто любимый цветок тети Муси, а последний ее цветок – герань, которая только зацвела.

В воздухе возникла пронзительная тишина. Я посмотрел на Сергея, и увидел на его лице открытой рот и взгляд, похожий на собаку Хатико. Это была или боль, или ужас или или то и другое вместе.

— Ни фига се – сказал Володя, успев уже выпрямится во весь рост. Он посмотрел на груду земли и осколков, сделал какую-то нечеловеческую гримасу на лице, выражающую ужас, и медленно начал сползать на колени. Вид был еще тот… Склонившись над разбитым горшком, как над телом убитого коня, собирая зачем-то рассыпавшуюся землю, он посмотрел на нас с видом котенка, который только что нашкодил и застонал не по-человечески, опустив голову на свою грудь.

Откуда-то справа прозвучало: блядь.

Прозвучавшее междометие… в полной тишине создавало зловещие перспективы. Но ругать Володю мы не могли. Я уже говорил, что у нас была ярко выраженная эмпатия к друг другу. Каждый, видимо уже успел поставить себя на его место. Юра, который стоял справа от меня, молча, но с каким-то странным и сильным намерением направился в сторону балкона. Так обычно ведут себя, когда не хотят, чтобы видели слезы. Шок витал в воздухе.

***

Кто не знает, к тому моменту, когда мы уже бросили бокс, который нас объединял не только в драках, тренировках, соревнованиях, но и одним одеялом и общей кастрюлей вчерашней картошки, я значился в нашей тусовке как адвокат. Кличку мне дал Юра, когда однажды я смог отмазать всех нас от какого-то страшного наказания. – Адвокат – сказал он, и мотнул головой в мою сторону, когда мы узнали, что нас “пронесло”. После этого случая, когда что-то происходило, все смотрели сразу на меня.

Но ни в этот раз. Юра ушел на балкон, Серега присел на корточки рядом с Володей, рассматривая осколки перемешанные с землей, так и не решаясь начать их собирать. И в этот самый момент, я почувствовал это – то, что обычно чувствуют акулы, когда окровавленное мясо попадает в воду недалеко от них. Это, как позже я понял, было мое родное состояние.

— Не сцать – сказал я тихо, и увидел, как брови Сергея вытянулись в мальвину. Это была надежда, какую обычно испытывают перед смертной казнью. — Я знаю что делать – так же тихо продолжил я, и увидел такой же обнадеживающий взгляд Юрика, который на слова “не сцать” отреагировал мгновенно, выглянув тут же из-за двери балкона.

Суть моей идеи была до чертиков проста. Утром, к ним приезжали родственники из Молдавии. Адвокаты на то видимо и существуют, что от них ничего не проходит мимо. И я как хищник, схватил этот факт мертвой схваткой, и перевернул его в нашу сторону, нужно сказать с виртуозным мастерством, которое привело всех в неистовство.

— Родственники – сказал я. — Завтра приезжают родственники. Оставь это. — Отдал я команду, как отдают ее капитаны во время беспорядка на корабле, показывая Сергею рукой на осколки горшка и разбросанный по полу чернозем. — Кому приодет в голову, что ты не убрал горшок, если бы разбил его!

На меня смотрели как на Бога, когда ты знаешь, что это Бог, но он еще не совершил чудо.

– Когда они откроют входную дверь – так же тихо сказал я, – дверь в комнату, как всегда, закроется от сквозняка; возникнет легкий удар о косяк, и когда они войдут, увидят на полу разбитый горшок.

В воздухе продолжала висеть тишина.

– Что они подумают? – спросил я, обращаясь ко всем. Правильно, – добавил я, и тут же понял, что продолжать дальше уже не было смысла.

Кто-то справа сказал – Блять, как же это гениально.

***

Мы вышли из подъезда дома Сергея в том состоянии, которое называется счастьем. Юрик мотал головой и приговаривал: “Вот, адвокат, сука”. А еще через сутки, когда мы уже переместились на нашу базу (ко мне), где не было запретов ни на что, вечером пришел Сергей.

Когда он вошел, мы притаились. Володя, положил карты на стол. Он только объявил терц, и я хотел воспользоваться моментом посмотреть, что там у него, но старая пройдоха, уже давно имел привычку класть на карты ладонь. Юра помешивал чай серебрянкой вилкой, который только что заварил в железной кружке. Сергей присел на стул, который стоял напротив стола, на котором мы играли в карты, и умышленно, нарочито и медленно, разминал папиросу, которую толко что вытащил из пачки.

– Представляете, что поведала мне сегодня мама! – сказал он. – «Эти чертовы родственнички из Молдавии разбили мой последний цветок».

И мы залились смехом…

Вот собственно и вся история. Но, что примечательно! Мне кажется, что именно с этого момента я понял, что дело не в моей адвокатской натуре. Дело в потенциале, который разбудил еще папа в той жуткой истории с дубинкой. Потенциал так никуда и не ушел, а я стал тренером всяких там людей типа адвокатов. Судей не трогаю, тетя Муся не одобрила бы. Ну, а герань у меня всегда в квартире…


Поделиться в соц сетях:


.
Основатель юридического агентства «Мета-Информ», входившего в 50 ведущих юридических компаний Украины (г. Одесса, 1991 - 2005). Юридический эксперт в Лондонском арбитражном суде (1995) Консультант губернатора Одесской области (1999–2004). Советник мэра г. Одессы (2010 - 2011). Бизнес-тренер, коуч в области трансформационых изменений, эксперт в управлении кризисными ситуациями. Специализация - организация и проведение трансформационных процессов. Генеральный директор консалтинговой компании Sherlock Solutions. Автор книг «Встань с дивана. Как создать свой бизнес и стать независимым» и «Анатомия победы».

Более 15 лет помогает людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии «Управление собой, людьми и ситуациями» (MYOR). Участвовал в различных стартапах и кризисных проектах, был консультантом ряда высокопоставленных лиц. Родился в г. Одессе в 1964 году. Окончил одесский университет им. Мечникова, обучался на юридическом факультете по специальности административное право. Длительное время работал переговорщиком и кризисным специалистом в различных коммерческих и политических проектах. Является специалистом в области реструктуризации и строительства организаций, тренером по переговорам, автор ряда бизнес-тренингов и семинаров для основателей бизнеса. Руководитель проекта «Юрист года» (Одесса 2000 - 2003 НУ "Одесская юридическая академия").
.
Миссия: обучение деловых людей управлению сложными и нестандартными ситуациям как базовой основы накопления личной силы; тренировка специальных способностей и передача знаний в качестве основы управления собой, людьми и ситуациями в сложившихся в мире условиях (нестабильности и агрессивности среды).
.
Основной продукт. Персональные консультации, групповые мастер-классы и консалтинг в сегменте развития и использования специальных способностей как основы такой деятельности.

Отзывы