SHERLOCK SOLUTIONS

школа управления Сергея Лысова

Более 10 лет я помогаю деловым людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии: «Управление собой, людьми и ситуациями».

Сергей Лысов

Дубинка. Рассказ

81149926_2805669932831993_4032805193786589184_nМне было лет тринадцать. Мы жили тогда в чисто одесском формате – дворике. Дворик – это одна большая коммунальная квартира только с общим пространством не на кухне и в коридоре, а на земле. Бельевые веревки, стол, сбитый из досок, на котором играют в домино, общий кран, где берут воду, и где нужно, порой, постоять в очереди, общий туалет и даже общий душ. Пока дойдёшь к себе, можно успеть и поругаться и посплетничать и новости узнать. А пройти не замеченным – это вообще затея какая-то лнемыслимая, потому что двор – это улей, а не территория.

По своей натуре, я был угрюм. До определённого случая, я вообще не помню, чтобы я радовался, хотя я был обычным мальчиком – играл в футбол и всякое такое. Но никто не помнил меня улыбающимся. Это сейчас я понимаю, что моя угрюмость была страхом, в котором я и пребывал 24 часа в сутки. С детьми это часто происходит, когда рядом с ними живет кто-то большой и грозный. Не мы выбираем родителей, но они как-то уж очень явственно соответствуют тому пути, которому мы должны следовать.

Так произошло и со мной.

Само жилье, в котором я обитал со своими родителями, вообще трудно назвать жильем. Это скорее какие-то постройки. Две комнаты без кухни и туалета (последние были на улице), да и сама квартира метров 20, хоть и из двух комнат.

Был вечер и уже стемнело. Я сидел на кровати в приготовлении экзекуции – вот-вот должен был прийти отец… Я смотрел по телевизору какую-то передачу, мирно убивая скуку, перемешанную с ощущением, которое ныло где-то под ложечкой, как перед важным экзаменом, как открылась дверь и я увидел отца. Мурашки пробежали по спине. Он вошел не так, как обычно, когда люди приходят домой. Это было скорее забежать на секунду, чтобы что-то взять и уйти. Он быстро прошел к комоду и засунул правую руку куда-то между ним и стеной, задержавшись там на пару секунд. Видимо что-то искал. Через мгновенье я увидел дубинку.

О дубинке я знал. Она выглядела как профессиональное оружие, которое используют полицейские. Может она и не стояла на вооружении, но сделана она была отменно из какого-то специального материала. Своей чопорностью она внушала уважение и страх.

Я узнал о ней не так, как дети обычно узнают о чем-то, когда от них это скрывают, а они потом случайно это находят. Я помню, как меня подозвал отец, показал дубинку и сказал: “Она будет лежать здесь”, – он показал на место между комодом и стеной, и добавил. “Боже тебя упаси хоть притронуться к ней”.

Я до сих пор не могу дать объяснение, почему это не только звучало для меня как вселенское табу, но и то, что я ни разу не ослушался позже, и не вытащил ее ни разу, когда, например, «ты один дома». То ли она внушала какой-то страх, то ли страх внушал отец.

Я тогда посмотрел на него, как бы спрашивая: “А в чем собственно дело? Почему нельзя?”. А он, как угадывая мой вопрос, сказал. “Ее нельзя брать в руки. Она приносит беду”. Наверное, он просто хотел усилить свое желание, чтобы я не трогал ее. А эффект оказался, куда сильнее: я тотально поверил в это.

И тут я вижу, как он вошел, и не поздоровавшись, ни сказав ни слова, быстро прошел к комоду, покопошился, достал что-то и ушёл.

Когда он уже шел назад к выходу, встал, как вкопанный, и произнес: “Будь дома”. И добавил: “Только попробуй выйти”. Холодок прошёл по моей спине. Что-то случилось!

Я сидел на табурете. Руки мои были на коленях, спина ровная. Взгляд был устремлен в окно, которе располагалось возле двери, через которую вышел отец. Я как застыл, чувствовал что-то ноящее под ложечкой. В голове звучало: “Только попробуй выйти”. Это был тот страх, который сковывает. Но во мне столкнулись сразу два страха. Один – нарушить запрет отца. Второй – за папу, что там с ним, и жив ли он вообще. Так я просидел какое-то время.

Что-то как подняло меня. Я не выдержал. Сидеть и терпеть то, что я испытывал, и продолжать бороться с двумя этими монстрами не было сил. В какой-то момент, я уже понимал, что главный монстр – страх за папу. Он был куда сильнее. В груди сжимало. Я выбежал из квартиры с ожиданием увидеть какую-то чудовищную сцену типа драки. Но во дворе было настолько тихо и пустынно, что это вселяло еще больший ужас. Уже стемнело. Желтая лампочка, которая качалась от ветра, и свет из окон квартир, как бы подсвечивали путь от меня на улицу – за территорию двора. И никого. Ни одного человека.

Если здесь нет отца, – подумал я, – значит он там, на улице. И я побежал еще быстрее.

IMG_0417Улица, на которой мы жили была не длинной. Таких двориков, как мой было пять или шесть по одной и по другой стороне дороги. Сама дорога была выложена из булыжников, и находилась под уклоном. По одну из сторон от нее стояли столбы с фонарями, и поэтому улица просматривалась, как на ладони, не смотря на то, что был поздний вечер. Была ранняя осень, и промозглость забиралась за спину без спросу. Ни одного человека, и только три собаки крутились вокруг какого-то силуэта, похожего на тело человека. Понять, что это, с такого расстояния я не мог, но то, что собаки вели себя странно я понял сразу.

Я ускорил шаг. Уже подходя к суетящимся псам, увидел рядом с силуэтом что-то похожее на палку. В сердце екнуло. Мысль, что это лежит отец, как подкосила. Я почувствовал боль в ложечке, остановился и в согнутом состоянии пробыл какое-то время, пока не понял, что мои ноги идут сами в сторону своры собак. Еще через минуту я увидел то, что представить не мог никак.

Прямо возле бордюра лежал огромный мешок, из которого торчала ножка от бывшего кресла. Чуть дальше – мусорные баки. Именно оттуда собаки стащили мешок, в котором, видимо, находились, кроме всего прочего, объедки. На минуту у меня отлегло. Я топнул ногой и собаки поджав уши устремились прочь.

81009748_2805669999498653_4069769048135565312_nНо, кромешная темнота, адская тишина и отсутствие людей вселяли ужас. “Сейчас не ночь, а только вечер” – подумал я. Ни машин, ни людей и теперь даже нет собак. При этом в домах горели окна, и это ещё больше усиливало контраст одиночества посреди безлюдной улицы и тускло освещенной мостовой. Я помню подумал: “Почему мне не страшно?». Всё это, что еще пару минут назад ощущалось как ужас в сравнении с тем, что я только что пережил, уже не могло быть страшным. Решимость найти отца во чтобы то ни стало, ощущалось все более отчетливей. И все это время я как бы был в удивлении: под ложечкой не перестало ныть, как когда сидел дома на кровати, скованный страхом, и одновременно с этим решимость найти отца.

Я постоял еще с минуту, выискивая хоть какое-то движение, но так ничего и не найдя, двинулся домой, размышляй, куда можно ещё пойти. «Дубинка» – думал я. Именно она не давала мне покоя. И это странное поведение отца.

Тишина, темнота и тотальная безлюдность не отпускали меня. Уже входя во двор, я услышал странные звуки – как будто рубят мясо. Я остановился прислушаться. И еще через мгновенье почувствовал, как кто-то дышит мне в прямо в затылок. Холодок пробежал там же.

“Ты чего шастаешь так поздно” – сказал дядя Петя, сосед из первой квартиры. Обернувшись к нему, я увидел его и его жену, которая что-то стряпала на столе, который расположился у них прямо в палисаднике. “Папу ищу”, – сказал я, отходя от испуга. “Так вроде я недавно его видел. Дома он” – сказал сосед, и пошел прочь по своим делам.

То, что отец был недавно дома я и сам знал. Там ли он сейчас! Этого не знал сосед. Да и дубинка была секретом. Рассказать о ней соседу – это как предать на войне. Весь путь до своей квартиры я не помню.

И тут произошло то, чего я не мог ожидать никак.

Когда я потянул на себя ручку двери, чтобы ее открыть, понял, что она была заперта. У меня опять пробежал холод по спине. Я точно помню, что когда выходил, квартиру не запирал. Во дворе вообще никто не запирал квартир, во всяком случае до ночи. Вспомнив, где лежат запасные ключи, я метнулся в сарай и уже через мгновенье вставлял ключ в замок. Я не помню, как открыл дверь, но помню, что первое, что бросилось мне в глаза – это дубинка. Она все еще продолжала иметь на до мной власть.

Она лежала прямо на полу возле комода так, словно ее кто-то уронил. Слева от меня, возле двери, ведущей во вторую комнату, я услышал шорох, как будто там кто-то был.

“Я же сказал тебе быть дома” – услышал я. На меня смотрел отец, но по его глазам я понимал, что он не собирается меня ругать. Я не понимал, что именно произошло. Не хмурого отца трудно увидеть вообще, а не то, чтобы в такой ситуации, когда его ослушались. Но что-то произошло явно. Где-то глубоко внутри себя я ощущал то, что не было мне знакомым – уверенность, перемешанную со спокойствием. Уже много позже, будучи взрослым, я много раз замечал, что это состояние всегда возникало после преодолений. Я называл это силой. Как будто ты что-то съел, после чего начинаешь ощущать себя как-то странно – как будто ты Бог.

“Почему дубинка валяется?” – спросил я, но его ответ меня уже не интересовал. Не дождавшись, что он скажет, я подошел и взял ее. Еще пару минут назад я даже подумать не мог, что могу такое. Ее теплая рукоять, тяжесть, сбалансированность окутали мое сознание. Я понимал, что делали с этой дубинкой – били, пугали, и может быть даже убивали. И в это же самое время я понимал: я уже не нахожусь в ее власти.

Я крутил дубинку в руках, легкая улыбка выдавала мое ликование. Я ощущал восторг. Еще несколько минут назад, мне даже представить такое было бы трудно.

Я посмотрел на комод, и со словами “ей нужно быть на своем месте” подошел к той части стены, к которой он прилегал, и поставил ее на место. Оглянувшись в ту сторону, где стоял отец, увидел его взгляд.

В нем читалось что-то совершенно новое. И это не смотря на то, что его хмурость никуда не ушла. На его лице я читал удовлетворенность, которую испытывают учителя, когда их ученики преодолевают что-то очень трудное. В этот момент я понял, что перестал быть мальчиком. И вдруг он улыбнулся. Что-то сильное и тёплое пронизало меня насквозь. Я впервые чувствовал, что со мной рядом не надсмотрщик, которого боятся, а человек, с которым тебе хотется быть рядом.

Уже прошло много лет и давно уже рядом нет отца. Но я ещё ни разу не смог опровергнуть одну удивительную истину этой жизни. Наше отношение к людям меняется через внутреннее преобразование, через силу. Потенциал ее хранится у каждого. Просто не всегда нам везёт, чтобы его кто-то помог вытащить наружу. Но его обязательно кто-то должен тебе передать. Кто-то должен помочь тебе поднять «дубинку».


Поделиться в соц сетях:


.
Основатель юридического агентства «Мета-Информ», входившего в 50 ведущих юридических компаний Украины (г. Одесса, 1991 - 2005). Юридический эксперт в Лондонском арбитражном суде (1995) Консультант губернатора Одесской области (1999–2004). Советник мэра г. Одессы (2010 - 2011). Бизнес-тренер, коуч в области трансформационых изменений, эксперт в управлении кризисными ситуациями. Специализация - организация и проведение трансформационных процессов. Генеральный директор консалтинговой компании Sherlock Solutions. Автор книг «Встань с дивана. Как создать свой бизнес и стать независимым» и «Анатомия победы».

Более 15 лет помогает людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии «Управление собой, людьми и ситуациями» (MYOR). Участвовал в различных стартапах и кризисных проектах, был консультантом ряда высокопоставленных лиц. Родился в г. Одессе в 1964 году. Окончил одесский университет им. Мечникова, обучался на юридическом факультете по специальности административное право. Длительное время работал переговорщиком и кризисным специалистом в различных коммерческих и политических проектах. Является специалистом в области реструктуризации и строительства организаций, тренером по переговорам, автор ряда бизнес-тренингов и семинаров для основателей бизнеса. Руководитель проекта «Юрист года» (Одесса 2000 - 2003 НУ "Одесская юридическая академия").
.
Миссия: обучение деловых людей управлению сложными и нестандартными ситуациям как базовой основы накопления личной силы; тренировка специальных способностей и передача знаний в качестве основы управления собой, людьми и ситуациями в сложившихся в мире условиях (нестабильности и агрессивности среды).
.
Основной продукт. Персональные консультации, групповые мастер-классы и консалтинг в сегменте развития и использования специальных способностей как основы такой деятельности.

Отзывы