SHERLOCK SOLUTIONS

школа управления Сергея Лысова

Более 10 лет я помогаю деловым людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии: «Управление собой, людьми и ситуациями».

Сергей Лысов

Отстрел. Пелевин против Голгофского

imagesОдна из осторожных попыток обратить людей на то, что в настоящее время идет полномасштабная мировая война, была сделана дважды – в повести сборника произведений Виктора Пелевина «Искусство легких касаний» (далее ИЛК) и в романе, на основе которого был написан его близнец.

И в первом и во втором случае, авторы и не собирались объявлять открыто свой мотив – описание самой формулы мировой войны (каждый по своим причинам). Так или иначе, то, что получилось, было явно удачнее того, что мы слышали на форумах типа Давос от Ю. Н. Харари.

Попытка Пелевина и его идеологического близнеца показать, так сказать, сам отстрел, происходящий в мире, пожалуй, чуть ли не первый опыт, обрамлённый в художественную формулу.

Шедевр был сделан классически – убедительно. То есть, описываемая форма отстрела – формат проходящей мировой войны в настоящем времени, происходит на фоне четырех главных признаков литературного шедевра этого вида жанра: 1) исторических фактов, 2) прячущихся в них конспирологических идеях, 3) существующего авторитета писателя и 4) высоких интеллектуальных силлогизмов. 

Что еще нужно, чтобы получить удовольствие, почитывая такой роман за чашечкой кофе в столь скучное для многих время, которое уже довольно продолжительное время для многих течет под грифом «День Сурка»? 

Роман Пелевина в этом смысле, как глоток воздуха для всех тех, кто застрял на 10-ой минуте вышеупомянутого фильма, так и не получив возможности выйти вместе с героем из повторяющегося круговорота событий, который собственно и чувствуют все те, кто любит Пелевина. Они интуитивно понимают, что в мире происходит что-то не так.

Но, суть повести Пелевина (даже, если его автор и не имел такого замысла) состоит в ином. Повторюсь еще один раз, и больше не буду возвращаться к этой теме: суть повести ИЛК показать формулу отстрела. Но, не отстрела самих людей, а отстрела сознания – тихого и не приметного акта, но который по своим масштабам несравнимо более катастрофичен в отношении любого вида ядерной войны. 

Сей факт особенно примечателен тем, что большинство так и продолжает наблюдать за всем этим как за шоу. А так, все в норме. Этот вид преступления не опознается, а значит не создает ни йоты озабоченности.

Сейчас у читателя даже возникнет возможность увидеть примеры поведения отстрелянных. Но, заранее есть смысл предупредить читателя, что большого эффекта от этих примеров он не обнаружит. Примеры приведены не для вызова  эмоции, а в качестве некоего нотариального действия, то есть,  отметки самого факт.  Но это важно, хотя бы для того, чтобы убедится, что эти строки читает не отстреленный. 

Ваш покорный слуга надеется, что оба примера будут прочитаны внимательно и до конца, несмотря на их в общем-то обыденную  риторику (это важно). И сразу после этих примеров появится понимание роли и значения второй повести ИЛК. А потом мы приступим к главному – описанию механики самого отстрела, ибо в романе она все же не раскрыта. 

Итак, пример № 1. Выступление президента США в связи с опубликованием стратегии борьбы со шпионами из РФ и КНР. 

«Страна сталкивается с растущим рядом угроз внешней разведки со стороны противников, которые используют все более изощренные методы, чтобы нанести ущерб Соединенным Штатам. Россия остается значительной разведывательной угрозой для интересов Соединенных Штатов, применяя агрессивные действия для разжигания и обострения напряженности и нестабильности в Соединенных Штатах, включая вмешательство в безопасность наших выборов. Более мощный и ободренный Китай все больше заявляет о себе, похищая наши технологии и интеллектуальную собственность, стремясь ослабить экономическое и военное превосходство Соединенных Штатов ».

Второй пример – доклад участника совещания общественности  при Президенте РФ в связи с внесением изменений в Конституцию РФ. 

«… Третье предложение касается русского мира – наших соотечественников. Революции, войны, крах геополитической катастрофы 20 века – все это разбросало наш народ по странам и континентам, и сейчас за пределами РФ существуют огромный русский мир и много людей, которые могут говорить даже на разных языках, не быть русским. Например, на русской ассамблее в Берлине, большинство составляют немцы из Казахстана, евреи из Украины, конечно и русские тоже, но это конечно огромный русский мир, это огромный наш ресурс. И, конечно защита прав и свобод наших соотечественников, где бы они не проживали – в далеком Уругвае или на близком Донбассе – все это должно быть обязанностью нашего государства. И конечно исключительно важно обеспечивать защиту их интересов и сохранения российской культурной идентичности, которые позволяют сохранять в это духовное единство русского мира. Сейчас время собирать камни, – сказал в заключение докладчик, – время возвращения в родную гавань, и конечно вместе с нашими соотечественниками, вместе с русским миром, мы гораздо сильнее. Предлагаю, Записать в конституции в ст. 67 прим, что РФ чтит память защитников отечества, защищает историческую правду, не допускает фальсификацию истории и умаление значения подвига народа при защите отечества». (доклад читал Никонов)».
 

Теперь уважаемому читателю,  вероятно, будет легче понять роль и значение части 2 повести «ИЛК». 

Случайно или нет взялся Пелевин за это дело (показать сам механизм отстрела), мы не знаем. Но, иной, более приемлемый способ обратить внимание на происходящее в мире, вряд ли можно найти. Например, Вы, уважаемый читатель, смогли ли уловить из двух упомянутых выше примеров что-то  неладное? Ведь, слова то какие!  

Вот почему, приведены эти два примера: показать, как тихо происходил массовый отстрел, результат которого можно увидеть в этих примерах. Оба докладчика – это пример, а не претензия.

Почему отстрел, я объясню позже, хотя по ходу повествования вы, наверняка, сможете догадаться и сами. 

Так или иначе, читатель и без данного опуса понимает, что ГУЛАГ был соткан миллионами доносов граждан. Кто из них был отстрелян уже к моменту, когда он писал донос, словно Павлик Морозов, а кто до конца своих дней так и мучился от содеянного – это и есть вопрос, создающий черту, разделяющую два мира. Один мир – мир Гоцмана и Жеглова (доброты и справедливости), а другой – эфэсбэшника, гэбиста и опричника (зла, и чудовищной жестокости. Как эти два мира смогли сосуществовать? Как под знаменем очевидной агрессии и цинизма политик красуется долгом защитить соотечественника, мы и попытаемся узнать уже совсем скоро.  Павлик Морозов – это не персонаж, это явление свидетельствующее о том, что в этом существе отстреляна совесть – нет связи с высшими нравственными законами. Ведь только это (связь с высшими законами) отличает человека-монстра, от человека-доброго. 

Моя же задача поделиться с теми читателями, которых, конечно же, интересовал не сюжет, изложенный в детективном жанре, а смысл донесения технической стороны отстрела, который ещё больше приблизит нас к сути происходящего.  Идея этого опуса состоит в том, чтобы словами Виктора Пелевина разбудить, а не развлечь, как это многим вполне могло показаться, читая его произведение.  В конце концов, любителей романов братьев Стругацких или Булгаковского «Мастер и Маргариты» так же было предостаточно. Как и среди участников обозначенного выше совещания. 

***

Отстрел, как и любое явление имеет структуру. 

Ингредиенты его, как если бы мы говорили об обычном стрелковом оружии времен второй мировой войны (затвор, прицел, ствол, и прочие элементы), состоят из трех самостоятельных, но связанных между собой элементов.

Суть отстрела, изложенная  в части второй романа «ИЛК» выглядит следующим образом.

  • Ингредиент №1 – прана.
  • Ингредиент №2 – химеры (сущности).
  • Ингредиент №3 – особая форма сознания.

Ингридиент №1 в романе изложен вполне доходчиво в виде теории Вернадского о ноосфере. Но такой подход (теория Вернадского и идея полей времени) хорош лишь тем, что содержат в себе, с одной стороны удачную метафору, а с другой стороны авторитетную личность – В. Вернадского.

Тем нее менее, если говорить о первом ингридиенте в качестве некоего элемента оружия на уровне чуть ли не атомного, то мы должны немного разобраться в этом ингридиенте. Но мы должны сделать это так, чтобы с одной стороны не попасть в эзотерическую ловушку, а с другой – подойти к сути этого ингридиента с практической точки зрения. Поэтому, я сразу выдвину на авансцену понятие праны – жизненной энергии. В китайской культуре ее называют Ци, в японской Ки, а в романе ИЛК она обозначена символом Ка. 

Так или иначе, как бы мы не называли это чисто духовное явление (жизненную энергию), мы хотели бы знать, как именно прана (жизненная энергия) задействована в качестве элемента создающего эффект того самого отстрела. 

Обратите внимание, что ноосфера Вернадского вполнее сопоставима с жизненной энергией человека по свой структуре – одно и другое соткано из праны. Только ноосфера – это бессознательное коллективное, а тело человека – персональное.

Конечно, чуть позже мы перейдем к химерам, которые можно отнести ко второму ингридиенту нового оружия. И, конечно, к третьему, самому важному ингридиенту, который и обясняет суть всех магических ритуалов и секретов массонов – кастанедовскому ответвлению к осознанным сноведениям и египетским ритулам сновидения. 

Сразу обращаю внимание любителей поиска масонских техник или техник, как делается порча или манипуляция общественным  мнением, или просто хорошая продажа: информация, предоставленная здесь, не может быть применена от простого прочтения этого опуса в силу факторов, изложенных в описании ингредиента № 3. 

И ещё одно замечание перед тем, как мы начнём. Очень «легкое касание» темы особой формы сознания в донхуановских и древнеегипетских трактовках романа, вполне объяснимо. В противном случае автору пришлось бы столкнуться с религиозными догматами, а это не самый лучший  способ завоевать сердце читателя, даже не беря во внимание возможную критику РПЦ, которая, нельзя сказать, что не имеет влияние на издательство, с которым у автора юридические отношения.

Итак, прана!  

И чтобы не уводить читателя в далекие эзотерические дебри, приведем сразу пример, который объясняет существование всех этих зверо-ферм и жертвоприношений в ИЛК, интерпретация которых читателя этого поста еще приведет к удивлению, а кого-то и к весьма неприятным ощущениям. 

В связи с чем, обращаю ваше внимание на два момента: а) не научность всего изложенного в этом опусе, и б) возможные неприятные ощущения, которые могут у вас возникнуть в процессе чтения этого материала. Это ваша ответственность. 

Но, все по порядку.

Я не буду останавлявится на многочисленных докозательствах, каким образом какой-нибудь мастер Тайцзи перерезает обычный грифельный карандаш, который держат два человека, денежной банктнотой, словно нож перерезает масло, или, каким образом каратист разбивает кирпич рукой. Большинству сведущих в этом деле людей, известно, что карпич ломает не кость руки и не мышца, и не скорость удара, а манипуляция праной. Я лишь остановлюсь на практике африканских вуд (хотя и многие гавайские кахуны делают это же), и приведу этот пример лишь для того, чтобы читателю была ясна техническая сторона праны (жизненной энергии) в качестве первого ингридиента в процессе отстрела. Хотя учитывайте, что и обычная порча вытакает из этого же.

Итак, что делает колдун, когда к нему приносят тело больного, которого вылечить не берется уже не один врач? Первое, что он делает, вводит в транс человека, ибо сознание больного является самым главным препятствием для его воздоровления, и не столько вообще, сколько в момент, когда целитель, колдун, священик или жрец (названия могут быть самыми разными) должен сделать свое дело.

Что делает колдун? При отключенном сознании, он переносит сущность болезни, которая крепится на пране его тела,  в курицу (на прану тела курицы). Сам механизм выглядит в виде создания при помощи специального ритуала звуков и эманаций, создающих эффект резонанса праны больного и праны курицы. Чисто технички, без курицы сие так же было бы возможно, но сущность болезни, обитающая в пране больного в этом случае, першла бы к самому колдуну. 

Несколько слов о теле больного и теле «курицы».

Обратите внимание, что тело человека, курицы, индюшки или козла, коровы, любого растения – это по сути сконденсированная жизненная энергия (замороженная прана с конкретном узором ДНК). Разница между этими видами тел состоит только в протоколе, а точнее в ДНК (информационном коде). Образно говоря, прана представляет собой некий CDR-диск, только чистый. И только информационный код (ДНК) конструирует тело курицы, коровы или человека. Именно ДНК отличает человека от коровы, а последнюю от собаки или вороны. Разное качество зеркальных нейронов – это сценарий того или иного ДНК. Но, прана у всех одна и та же. Именно этот факт множество раз был подчеркнут разными духовными учителями (мы все едины). Да, на уровне праны мы все едины. Но, человек кроме праны – это ещё третий элемент (об этом чуть позже). 

Именно поэтому, в романе ИЛК мы сталкиваемся с явлением зверо-ферм, поскольку прана – это носитель, на который накладывается – химера (типа той идеи, которую любил выдумывать Изюмин, лежа на гамаке). 

Но! 

Чтобы телесная прана приняла существо (химеру), эту прану нужно добыть. Добыть ее можно только убив биологическое тело. Почему именно таким путем? Потому, что в момент биологической смерти разрушается информационный код (ДНК), оставляя прану свободнной от ее «хозяина». В нашим Вуду тоже пока все нормально – идет процесс лечения.  Заметить это не трудно по намерению колдуна… он отделяет сущность от праны больного, а не умерщвляно ее. 

В примере с африканским вуду, тело больного не умирает, а лишь сущность болезни переходит к другому носителю – пране курицы, и лишь после этого курицу убивают, расстворяя сущность болезни, которая держится только на жизненной энергии больного. Но, сущность болезни, оторванная от больного, должна иметь носитель для переноса (им выступает праны улицы). 

Строго говоря, ноосфера (общий информационный сервер; коллективная прана) в нашем примере с вуду не задействована, а значит и нет «состава преступления».

В этом смысле, нам вполне должны быть понятны эффекты православных молитв, конечно, в устах определенных лиц, как фильме «Остров» с Мамоновым. Но для этого нужна личность колдуна, жреца или священника (это уже не столь важно). Об этом мы поговорим, когда будем говорить о третьем ингридиенте.

Особенность, на которой нужно остановиться в отношении первого игридиента (праны), сотоит в том (просьба держать себя в руках, поскольку услышать это будет не приятно), что убийство животных для решения стоящих в соответствии с жанром романа ИЛК, не достаточно. Конечно, в романе мы сталкиваемся то с некими дирижерским палочками, то с египетскими жезлами, но все они лишь делают метафору более изящной (для убедительности), но никак не объясняют механику. Герой повести Пелевина и сам приходит к этому выводу, делая вывод, что эффект можно достигнуть и без жертвоприношения. 

А дело здесь вот в чем. След на пране может оставить только один персонаж – Я-сознание, а им, как известно, ни растение, ни животное не обладает. В повести об этом косвенно указывает эпизод, в котором о, с которым встретился Голгофский не дает своего согласия ее разглашать, если тот сам не догадается. 

Собственно, здесь сведующему человеку также должно быть известно, что осознанное сноведение по Карлосу Кастанеде – это чисто духовное явление – по сути – это такое явление, при котором осознание не отключается, как отключаемся все мы, когда засыпаем. Сны не в счет, ибо мы их вспоминаем, когда просыпаемся, в отличие от осознанного сновидения, когда мы их осознаем в момент трансляции сна. Все это, кстати, вполне дает нам право “пристегнуть” осознанные сновидения к гурджиевским техникам  самовоспоминания, только не на Яву, а во сне. Но, я обратил внимание на это ради того, чтобы читатель лучше смог опознать роль особой формы сознания, приписываемой в том числе и к Г. Гурджиеву. Мы остановисмя на этом, анализируя третий ингредиент.

Вывод (а о нем я предупреждал, когда просил быть на готове). Чтобы прицепить к носителю (пране) сущность (химеру) должен быть умерщвлен человек, а не животное. В человеке есть осознание, и если ему навязать идею (химеру), то только в этом случае химера «присосоется» к пране. 

Почему так? 

Дело в том, что осознание и прана смешаны. Вы можете вспомнить, как в театре на сцену падают два луча от прожекторов с разными цветами, в результате чего появляется какой-то третий. Примерно так же вы можете смешать в миксере пиво и таматный сок, и у вас получится нечто третье. Именно в этом суть человека: в нем прана (душа) и дух смешаны примерно в таком же формате (не отделимы). Без праны невозможно «перекинуть» в ноосферу химеру, а без духа, ее нельзя присоединить к пране (душе тела). Именно поэтому, считается, что на «чистого» человека (не во грехе) нельзя навести порчу или это сделать намного сложнее и труднее.

Итак, когда человеческое тело умерщвляют, перед этим ему “впихивают” в сознание химеру, а сделать это можно лишь при одном условии: попустительстве самого осознания (духовного существа; осознания) – снятия с себя ответственности. А как известно, не знание законов не освобождает от ответственности. 

Так же нужно учитывать, что сделать это не трудно особенно, учитывая, что миру известны такие вещи, как пытки и наркотики, когда осознание перестает нести ответственность за свое тело и душу просто потому, что его «отключили» не по халатности, так сказать, а принудительно. 

По понятным причинам, Пелевин не может это написать, поскольку связан с издательством, а последнее не может действовать в противоречие действующему законодательсту об эксримизме. Да и автору лишние проблемы не нужны. Цель романа словно пустой CDR диск: вставляй в него ту химеру, в которую веришь.

Элемент №2 – химеры.

В романе, химеры представлены как некие энерго-информационные существа. Подсаживаемые в сознание общества, они управляют его культурой в соответствии с заложенным в химеру сценарием. 

Не правда ли, какое элегантное, но и одновременно смертоносное оружие!

Прежде, чем мы посмотрим, как это описано в романе, можно отметить: ничего особенно страшного не происходит. Меняют паттерны? И что? Чем это сообенно отличается от женщины, которая соблозняет мужа у своей подруги? Его ж не под дулом автомата заставили. Массовость незаконного действия? Но ущерб от преступления определяется при наличии самого преступления. А в нашем случае, его нет. Как нет преступления и у той женщины, которая увела мужа у своей подруги. Нет правила, что это наказуемо («человеческими руками»). 

Но давайте прочтем, как это описано в романе.

«Еще Сведенборг и Даниил Андреев (первый скорее по касательной, второй прямым текстом) указывали, что некоторым феноменам сознания, известным как «общественное мнение», «новые веяния»… соответствуют незримые и бестелесные в обыденном смысле сущности…»…

Описать эти сущности и просто и сложно: их нельзя поймать или локализировать в пространстве, и в то же время функционеры СМИ и так называемого «общественного мнения» видят их с полной отчетливостью каждый раз, когда открывают рот».

Обратите внимание, СМИ (то есть, люди) “видят” химер, то есть осознают их смысловые нагрузки. В общем-то ничего особенного. Каждый из нас сталкивался с ситуацями, когда что-то понимал от прочитанного, и причислял это к озарению, не связывая с тем, что читал. 

Следующая цитата.

«– Здесь надо сделать важную оговорку, – поясняет Марголин, – не то чтобы подобная сущность была каким-то привидением, которое сидит за обоями в четвертом измерении и вдувает оттуда в дольний мир мнения и суждения через специальную трубочку… Нет – сами эти суждения и мнения, возникающие в сотнях и тысячах никак не связанных друг с другом умов, складываются в эту сущность. Или, что то же самое, сущность распадается на них».

Иными словами, сконструированная неким «Изюминым» идея, например, того же бостонского брака, была сделана с какой-то целью. И эта цель есть смысл химеры (уменьшить рождаемость, ослабить государство – ее функция). 

Итак, идея (химера) имлантируется в тело праны путем умерщвления тела или от пыток, и еще позже выбрасывается в ноосферу, где зоркий журналюга, да и вообще, человек, не лишенный способности к рефлексии, не может ее не заметить.

Но знаний, позволяющих ему определять всё это как «засланного казачка» у него ещё нет. 

Ну, и главное, он не просто не может не заметить «голос» химеры (установку), а не может не признать ее своей (идеей). Это он автор озарения! Еще позже он выдает ее за ту мысль, которой общество будет рукоплескать (триггер сработал), «инфекция» пошла…

Собственно, все спецы «общественного мнения», да и просто хорошие бизнесмены, считывают спрос не по аналитическим данным своего отдела маркетинга. Другое дело, что сортировать информацию на триггерную и реальную потребность, они не умеют. Но это уже другая тема.

Вернемся к нашей мысли, что согласно ИЛК, выброс химеры в ноосферу происходил через забой животных. Но, ваш покорный слуга так не считает, поскольку «присобачить» химеру к пране уже убитого животного невозможно. Химера может быть создана не просто человеком, то есть, той его частью, которая именуется осознанием, но и той частью, которая смешана с праной. То есть, для того, чтобы такое «сотворить», человек (некий Изюмин) должен был отключить осознание того человека, через которого он намеревается запустить химеру. Такой себе африканский вуду. Но у коровы или козла отключать нечего, а “Изюмин” не божественное существо, а что делают с тем, кто применяет их методы, будучи оставаясь человеком, мы знаем. 

Возможно, некое способное существо и может “наклеить”, “наколоть” химеру на прану, в которой нет духа, но тогда, мы имеем дело не с человеком. И, если это так, то вполне понятна идея первой части ИЛК: война идёт «наверху» – между богами. 

В этом смысле, нельзя не отметить, какое значение информационной безопасности уделяют известные страны. Их опасения вполне объяснимы. Лишиться за пару лет гигантской части территории только на том основании, что «ходячая прана в оболочке ДНК» может по закону пойти и проголосовать за присоединение к другому государству, является не только вполне реальной угрозой, но и делом обидным (как, если бы у цыгана увели табун лошадей). Но мы не пойдем по пути политики. У нас технические задачи.

Давайте вспомним, что в романе сказано о химерах. Химеры – это продукт рук человека, в отличие от гаргойль. Поэтому, оставить химеру на теле праны (уже после умерщвления тела), чтобы прямиком ее направить потом в ноосферу при «здравом уме и полном сознании» человека, невозможно в принципе. Это с трудом получилось даже у Кэмерона в «Аватаре», когда дух Грэйс пытались переселить в тело ее аватара. 

Главный вывод по ингредиенту №2. 

1. Химера должна быть подсоединена только к телу человека, а не животному, поскольку прана человека смешана с осознанием, которое и принимает химеру (принимает ее установку). То есть, перед тем, как умерщвить тело человека, его сознание нужно было «охмурить»  -грубо говоря – прозомбировать. Именно в этом суть нашего отстрела. 

2. Осознание человека должно быть отколюченным, чтобы на теле праны можно было сделать нужную «тотуировку». Вы можете вспомнить процедуру исцеления, которую проделывает африканский вуду. Он вводит человека в транс, давая ему снадобье. И лишь намерение определяет, чем его действие является: лечением или убийством. Но, эта тема относится уже к ингридиенту №3.

А мы пока перейдем к следующей цитате.

 

«– Из чего она (химера; прим. автора) сделана? – спрашивает Голгофский.

Марголин машет руками.

– Из вдохновений и надежд, ужасов и отчаянья, страха одних и ликования других. Она одновременно окрыляет и подчиняет, душит и дает дышать…».

Так и хочеться выкрикнуть: не может испытывать индюшка или бык отчаяние, и ужас. Они испытвают боль? Да. Но, не надежду, и не ликование. Все перечисленное – чисто человечекое. Берусь настаивать, что даже сам Сатана не смог бы «принять» на себя ликование, недежду, отчаяние. Ему не ведомы эти состояния. Они ведомы только человеку. Получается, что ни Сатана, ни само животное не могут всем этим обладать, каждый в силу разных свойств. Только человек может создать химеру, о чем в романе и сказано. Другое дело, что феномен состоит в том, что человек может создать химеру только будучи в неосознанном состоянии, то есть, будучи не способным определять последствия своих действий. Этих людей, вполне внятно описал Морфеус, гуляя с Нэо по улице (бизнесменов, учителей, адвокатов, врачей, обычных людей…).

Вот как выглядит первое приближение к алгоритму отстрела:

  1. пытки или наркотики в духе вьетнамских издевательств над некими американскими военнослужащими; 
  2. навязывание (заставление) “военнослужащего” признать какую-то идею (создание химеры);
  3. убийство “военнослужащего”; 
  4. перемещение «наколки» (химеры) в ноосферу; 
  5. считка триггера химеры каким-то человеком; 
  6. принятие этим человеком идеи (химеры) в качестве своей (тотальное соглашение);
  7. распространение этой идеи и принятие ее (химеры) обществом. 

В общем, культурный процесс в пробирке… картина маслом! 

И вполне логичный вопрос, как итог анализа алгоритма: по какой еще причине, человек мог бросаться на танки со словами «за Родину, за Сталина?». Разьве на это способен разумный человек? А главное, как так, что с подобным «протоколом» на фронт уходили миллионы? Вы думаете их просто пугали? Я вот так не думаю… Их зомбировали. И механизм описан.

«Голгофский интересуется, было ли убийство животного или человека единственным средневековым способом запечатлеть послание в ноосфере».

Понятно дело, что это был не единственный способ. Но познание этого способа только лишний раз убеждает, что убийство человека долгое время оставалось главным способом отстрела. И только совсем недавно (еще ста лет не прошло, как количество душегубства было существенно уменьшено) люди перестали говорить те самые сакральные слова: «лишь бы не было войны». Почему? В обычной войне уже нет надобности, что вполне внятно объяснено в романе сразу с подключения линии Кастанеды.

Элемент №3. Карлос Кастанеда.

«Разум», метафорически представленный – в полном соответствии с мезоамериканской и гностической традициями – неким летучим сонмом, вовсе не спит. Нет, он, насколько можно судить, полностью активен. Спит человек».

«Отличный вопрос, – смеется Солкинд. – Вы попали в десятку. Самые сложные из своих процедур египетские маги осуществляли не вполне наяву. Но и не просто во сне. Они действовали в особом состоянии, которое сегодня называют «lucid dream». Или «осознанное сновидение».

Третий ингредиент в формуле отстрела – это специфическая форма сознания. Только эта форма сознания могла запустить химеру. Роман нас отсылает то к практикам осознаного сновидения Кастанеды, то к египетским ритуалам. Суть, так или иначе подчеркнута правильно, но именно эта суть и перевернет все сверх на голову в выводах.

Вот циатата из романа, с которой есть смысл начать рассматривать ингридиент №3. 

«Итак, химера есть своего рода граффити. Для граффити нужно три вещи: краска, кисть и стена. Краска здесь – жизненная сила, то самое, что Солкинд называет энергией «ка». Кисть – это магический жезл, специальная указка, гусиное перо или просто палец. Стена – это наше общее бессознательное. «Архонты», «летуны» или «Орлы Разума» дают адепту доступ к такой его зоне, где оставленная надпись будет хорошо видн…»

Из любви к автору, я эту тему мусолить не хочу, поскольку она даже на кружок эзотериков не тянет. Но, мы не можем не учитывать то обстоятельсво, о котором я говорил выше: не может Пелевин в силу отношений с издательством сказать то, что на самом деле существует. Да, и скорее всего это не будет сверх меры не этичным – не показать истинный механизм. Скорее напротив (его показаывать не желательно). 

Но, сейчас настало то время, когда прятать что-либо стало бессмысленным, а остальное, как говриться: «Бог не выдаст, свинья не сьест». Речь здесь, как раз идет о том, что без третьего элемента, вернее без способности входить в специфическую форму сознания (что по Кастанеде, что мастеру медитации или египетским ретуалам), мы имеем право даже написать точную инструкцию порчи или заговора, ибо она не сработает без этого элемента №3. Если совсем точно, то если без этого элемента начать применять формулу, она обращает химеру «на себя», а не «от себя». Последствия сами понимаете… Без связи с высшими законами – делать это все равно, что лить на себя кипяток.

Итак, в романе формула выглядит так.

– Краска – жизненная сила, то что Солкинд называет энергией «ка».

– Кисть – это магический жезл, специальная указка, гусиное перо или просто палец. 

– Стена – это наше общее бессознательное. 

– «Архонты», «летуны» или «Орлы Разума» дают адепту доступ к такой его зоне, где оставленная надпись будет хорошо видна.

Но, читатель может посмотреть и на другую интерпретацию формулы, что имеет значение именно для ищущих, а не любителей детективов в стиле Дэна Брауна, где квест все же всегда сильнее истины.

Вот более точная формула.

– Краска – это та или иная установка (химера);

– Кисть – это внимание человека;

– Стена – это ноосфера, акаши, тело человека, животного. 

А вот с архонтами, орлами и летунами, дело обстоит по-сложнее. Лично из моей практики, все перечисленные есть не добрые, хотя и весьма способные сущности. Их то и призывает только тот маг, чье сознание не имеет связи с нравстенными законами. И у него вполне даже может получиться. Чем это, правда, заканчивалось, в романе показано (даже не могу вспомнить сколько раз). 

Но фишка то ведь в другом. Дело в том, что у нас есть только две версии применения формулы отстрела. Первая – мы имеем дело с злым существом, некое подобие сатаны, ибо только такое существо будет иметь “намерение входить в те зоны сознания, где оставленная надпись будет хорошо видно”. Не смотреть же ради праздного любопытства хочет сатана, получив доступ туда! Просветлённому сознанию нет дела до подобных козней. 

Вторая версия состоит в том, что все игры, как было уже отмечено, ведут боги, а люди – это лишь фигурки, которыми эти боги управляют, как на шахматной доске. А химеры – вполнее тянут на то, что мы знаем выпадом рапиры. Только у богов вместо рапиры химера, при помощи чего боги собираются сдвинуть чужую фигуру с места, доводя ее так или иначе до проигрыша. 

Кстати говоря, для человека проигрышем всегда является его отказ принимать собственные решения (волевой аспект), превращая себя в фигуру (которой ходят). 

Тема богов в романе затронута видимо не случайно. Эта тема вполне намекает на известную структуру бытия, о которой вполне внятно говорится в гавайских практиках кахун: высшее Я (статика, брахман), среднее Я (сознание) и нижнее Я (душа). 

Получаем довольно заманчивую идею! Человек, сознание которого не идентифицирует свое верхнее Я, то есть, не является соединением всех трех Я, а только нижнего Я, или даже среднего, является фигурой на доске, не более. 

Только в этом случае, «фигура» может быть отстреляна. Если это игрок, а не фигура, он всегда соединён со своим высшим Я. Он не делает химер (сущностей). Такой человек, находясь,  в настоявщем времени, не будет делать химер (химеры делаются во «сне»), ибо это было бы самоубийством, только духовного порядка.

Если духовное существо и хотело бы себя убить, то способ есть: создать химеру (существо).

Суть же самой «игры богов», возможно состоит в следующем: разбудить себя – бога, находящегося внутри физической реальности в теле человека, чтобы тот опознал себя частью верхнего Я (произошло соединение). Ну, и понятно, что пока к этому человеку прийдет осознание СЕБЯ в качестве верхнего Я, ему не раз придется попасть в ад в качестве нижнего или среднего Я. Страдание – это и правда единственный способ проснуться, то есть, опознать себя в качесве верхнего Я, а не только рефлексировать из черепной коробки – оттуда, откуда каждый, кто сейчас читает эти строки, себя и ощущает.

Обратите внимание, что даже самые крутые техники, вроде тех, о которых пишет Диспенза, Сильве, Кехо, и прочие способные товарищи, которыми пространство Матрицы просто уже заполнено, не помогут человеку стать «игроком». Они будут лишь удерживать «ходячую прану в протоколе ДНК» на “шахматном столе” в качестве фигуры, путь даже это Слон, Конь, Ладья или даже Королева. Они все равно – фигуры. Другое дело, когда человек опознает себя в качесве верхнего Я – он уже не «фигура». 

Кого интересует, в интернете есть довольно много простых упражнений, которые могут создать эффект соединения, пока еще только осознающего себя из черепной коробки, с собой – верхним Я.

Так или иначе, можно отметить, что обычные практики медитации, хотя и рекламируют себя в качествто духовных практик, чаще всего, развивают лишь связку «среднее Я – нижнее Я», то есть, связку «душа – разум». Что само по себе уже хорошо в сравнении с тем человеком, который еще совсем недавно был одним сполошным нижним Я (животными с интеллектом). 

Другое дело, что связка «душа – разум» (нынешний человек), которая так и не нашла выход к своему верхнему Я, и не имеет связи с высшими нравственным законами, представляет собой обычного монстра, который будет служить телесно ориентирванным целям, и при этом умело обосновывать причину сожжения миллионов в газовых камерах, сохранения власти, эксплуатации или просто обычного бытового предателсьтва в виде кидка партнера или измены супругу. Этих людей не отстреливают. Они просто – фигуры.

Ими ходят.

«Ими мыслят», значится в ИЛК. 

А вот тот отстрел, о котором говорит ваш покорный слуга – это отстрел тех, кто начал получать сигналы от себя тамошнего (верхнего Я). По ним и идет сегодня основной удар. Убить такое сознание нельзя, но можно отключить его от верхнего Я. Два примера, которые были даны в самом начале, конечно же, не подтверждают данное предположение, поскольку в них показан отстрелянный, который ранее никогда и не был на связи с высшим Я. Найти отстреленного, которого вы могли видите в качестве того, кто проявлялся как способный считывать сигналы от верхнего Я (высших законов), вам, уважаемый читатель, придется найти самим.

Можно и не убивать сознание, а удерживать в неведении его – в неведении того, что смысловая нагрузка этой жизни состоит в опознании себя в качестве верхнего Я, осознавая себя с уровня нижнего (живота) Я и среднего Я (эго), при этом, умудриться не забыть «о себе любимом» (эго), ибо этот мир и есть эго.

Что касается третьего ингрединта, который представлен в романе в качества специфической формы сознания (летунов, орлов, архонов), то специально хочу обратить внимание, что худший из способов, которым можно человека ввергнуть в пучину мрака, надолго задержав ее в болоте человечества, сохранив для него понятие небо, лишь как видимое над землей пространство, а не связь с высшим – это предложить ему концепцию входа в некую специфическую форму сознания типа практик Кастнеды, ритуалов египетских жрецов и прочих. Не случайно, роман заканчивается печально и для Изотова, и для героя, описывающего всю эту историю. Да и может ли быть иной концовка для тех, кто пытается, пусть и не осознанно заниматься отстрелом.

Тем не менее, формула отстрела очевидна. 

1. Отсутствие знания, о том, что неприятие чужой точки зрения и неспособность производить общие цели – это и есть основной вид «стрельбы».

2. Отказ работать с химерами, которыми засорено сознание обычного человека.

3. Отсутвие знания о том, что страдание, которое человек испытывает – это признак его отслоения от мирского, и выход к своему высшему Я (страдание – это что-то вроде того, когда чешиться ранка, когда она заживает). 

4. Стремление к просветлению является дисфункцией (дерево не может хотеть источать углекислый газ в надежде на встречу со светом). Оно это делает.

Без вышеперечисленных вещей отстрелить Я-сознание (оторвать его от высших нравственных законов) невозможно. 


Поделиться в соц сетях:


.
Основатель юридического агентства «Мета-Информ», входившего в 50 ведущих юридических компаний Украины (г. Одесса, 1991 - 2005). Юридический эксперт в Лондонском арбитражном суде (1995) Консультант губернатора Одесской области (1999–2004). Советник мэра г. Одессы (2010 - 2011). Бизнес-тренер, коуч в области трансформационых изменений, эксперт в управлении кризисными ситуациями. Специализация - организация и проведение трансформационных процессов. Генеральный директор консалтинговой компании Sherlock Solutions. Автор книг «Встань с дивана. Как создать свой бизнес и стать независимым» и «Анатомия победы».

Более 15 лет помогает людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии «Управление собой, людьми и ситуациями» (MYOR). Участвовал в различных стартапах и кризисных проектах, был консультантом ряда высокопоставленных лиц. Родился в г. Одессе в 1964 году. Окончил одесский университет им. Мечникова, обучался на юридическом факультете по специальности административное право. Длительное время работал переговорщиком и кризисным специалистом в различных коммерческих и политических проектах. Является специалистом в области реструктуризации и строительства организаций, тренером по переговорам, автор ряда бизнес-тренингов и семинаров для основателей бизнеса. Руководитель проекта «Юрист года» (Одесса 2000 - 2003 НУ "Одесская юридическая академия").
.
Миссия: обучение деловых людей управлению сложными и нестандартными ситуациям как базовой основы накопления личной силы; тренировка специальных способностей и передача знаний в качестве основы управления собой, людьми и ситуациями в сложившихся в мире условиях (нестабильности и агрессивности среды).
.
Основной продукт. Персональные консультации, групповые мастер-классы и консалтинг в сегменте развития и использования специальных способностей как основы такой деятельности.

Отзывы