SHERLOCK SOLUTIONS

школа управления Сергея Лысова

Более 10 лет я помогаю деловым людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии: «Управление собой, людьми и ситуациями».

Сергей Лысов

Разговор с девушкой. Рассказ

imagesСидящие в зале ожидания ЖД вокзала уставились на экраны телевизоров, как будто им объявили, что человек в космосе. Поезд, на котором я должен был уехать домой, ушёл минут двадцать назад, и без меня. Я вовремя вспомнил, что дома у меня нет, а посему ехать в плацкарте “не домой”, превращало это путешествие в ад.

Дома у меня не было уже давно. Не то, чтобы я не имел квартиры и прописки. У меня не было именно дома. Поэтому я и мог жить где угодно. Как в старой советской песне: «Мой адрес не дом и не улица. Мой адрес Советский Союз».

Я зашёл в зал ожидания, чтобы посмотреть, что там происходит. Все по-прежнему пялились на экраны. Уже второй день, после моего вынужденного пребывания здесь, я наблюдал эту картину. Менялись только сценарии. Просидев там недолго, я вернулся в мини-отель и уснул довольно быстро.

Утро началось, как в реальности “Дня Сурка”. И я как почувствовал, что все ЖД вокзалы на одно лицо. Выйдя из своего номера мини-отеля, завернув за угол, где располагался небольшой буфет, заказал чашку кофе и бекон с яичницей. Через витражные окна из цветных стёкол просачивался солнечный свет, который подливал в мое настроение что-то приятное. То ли красота заполненных проёмов, то ли сами цветные стёкла в лучах солнца, подсказывали мне, что день будет прекрасным.

Я подумал: если быть внимательным, то можно заметить, что красоту невозможно описать. Как только вы слышите кого-то, кто описывает красоту, там уже наверняка есть примесь уродства. Красота – это безоговорочная капитуляция перед ней, и одновременно невозможность ее описать.

Яичница была так себе, а бекон был вкусным. Видимо, подключалась программа вроде той, о которой сетовал персонаж из фильма “Матрица”, когда смотрел на кусок говядины.

“С глупостью обстоит примерно все так же” – проскочила еще одна мысль. – Степень ее определяется неспособностью отличать главное и второстепенное. Хотя красота и глупость ходят парами… их можно обнаружить всегда вместе”.

Но, я еще не знал, что меня ожидает.

Я уже направлялся к себе в “офис” – кресло возле монитора в зале ожидания, когда увидел на том месте, на котором вчера обитали два моих соседа, девушку.

Описать я ее не мог, и только почувствовал, как кто-то без моего разрешения подал мне команду идти к ней. Я также успел считать план действий, который одним концептом передал мне всю формулу… она была безупречна.

Девушка сидела на кресле, и ее взгляд так же, как и всех в этом зале шел на экран монитора. За ночь в Матрице ничего не изменилось. Но у красоты, видимо, свои законы. Порой мне казалось, что именно красота оживляет этот мир, который, по сути, состоит из одних и те же программ. Все осталось таким же, но красота осмысливала.

“Только не о политике” – подумал я, и засек, что на экране идет какое-то реалити-шоу, на котором обсуждают тему причин измен мужчин. “Та-а-а-к, – мысленно потирая ручки – произнес я”, и присел рядом с ней, но через одно кресло, предусмотрительно поставив на него свой портфель, и, демонстративно отвернувшись от нее.

Девушка смотрела на экран не отрываясь, запуская руки в пакет с чипсами, как будто те работали по протоколу – независимо оттого, чем было занято сознание.

Чем было занято сознание ее, специального исследования не требовало: слова “измена”, “мужчины”, “семья” уже прозвучало, как минимум раз пять только при мне.

Я терпеливо ждал рекламы, показывая всякую свою незаинтересованность к ней. В какой-то момент я даже понял, что начинаю перебарщивать. На экране пошла заставка. Канал мне этот был известен, реклама на нем шла обычно минут десять. “У меня есть минут десять” – подумал я и “пошел в бой”.

– А я думаю, что тело мужчины – это обычный интерфейс… нечто похожее на шлем виртуальной реальности. Мужчина… ну, то есть, его сознание, входит в этот интерфейс, и в зависимости от того, какое наполнение шлема, в такую игру и вступает.

Она посмотрела на меня изучающим взглядом. Я знал, что в такие моменты, интеллект женщины отключается, а мне нужно было еще успеть запустить ей в сознание триггер. Поэтому я, не останавливаясь, продолжил.

– Мужчина – это интерфейс с опцией измена. Но, зачем делать из него чудовище на том основании, что там есть такая фича?

– Неплохое обоснование. Надо будет подкинуть моему парню. У Вас есть теория, или вы так… поболтать?

Масштаб красоты тех женщин, один из экземпляров которых сейчас находился передо мною, не мог не включать в себя систему локаторов для считки “не начинает ли он меня кадрить”. Было бы вполне уместно, отвлечь внимание с ее “локаторов” каким-нибудь стандартным приемом, но я был в настроении. Через пару минут я наконец покину этот зал ожидания, в котором я уже живу второй день.

– Предположим, что Вам досталось тело женщины с  невероятно красивой фигурой, – продолжил я. Система такого устройства устроена так, что она разбрасывает флюиды секса на несколько сот метров от выбранной ею жертвы с точностью попадания до сантиметра. Это очень упрощено, чтобы не затевать лекцию. Смысл понятен?

– Не вполне.

– Смысл состоит в том, что вы не можете переделать интерфейс своего тела, который был создан в какой-то формуле, например, в сексуальном формате. Вы, конечно, можете обучить ваше тело писать и читать, и даже сочинять рифмы, но вы все равно будете находиться в теле, которое будет реагировать исключительно на сексуальные сценарии в тех или иных вариациях. А если начнете рифмовать стихи, то пойдет…

– Жутко.

– Что, простите?

– То, что вы рассказываете жутко.

– Почему же? Если ваше сознание обучено и способно идентифицировать себя отдельно от тела, вы принимаете это тело таким, какое оно есть. Вы, словно выбравший роль в сценарии фильма при его съёмке. То есть, вы не можете не играть свою роль. Вернее, можете, но это будет вредительством по отношению к тем, с кем вы связаны в ситуации съёмок этого фильма.

– Не поняла.

– Ну, предположим, вас выбрал мужчина, который «клюнул» на ваше тело и вашу сексуальность, а вы позже принимаете аскезу или даёте обет безбрачия. Понимаете?

– У людей получается нет выбора?

– В том то и делаю что есть. Просто выбор возникает с момента, когда вы узнаете функционал собственной “себя”. Я имею в виду оболочку, в которую вы вошли (интерфейс) помимо своей воли.

– Пояснить можно?

– Сам выбор партнера происходит по принципу предпочтения. Ваше тело откликнется на тело, которое близко по звучанию к нему, и наоборот. Но, вы, как сознание не принимаете в этом участие. Что происходит дальше? Позднее, в ваш многоквартирный дом, в котором вы живете с Вашим горячолюбимвм, приезжает новый сосед (квартира на той же лестничной площадке, на которой находится и ваша). У соседа флюиды находятся на той же частоте, что и ваши.

– И мы случайно встретившись, почувствуем влечение. Вы это хотите сказать?

– Ну, да. Что обычно происходит с человеком в таких ситуациях, понятно?

– Я думаю, если он не животное, он берёт себя в руки и …

– Не смею Вам рекомендовать книгу  Стендаля “Красное и черное”, но скажу другое. Если эта женщина понимает, что из себя представляет мужчина, она может не париться об измене, и пойти в сторону влечения. И никаких мук и вины.

– Но, мы так превратимся в животных.

– Яблоко не может превратиться в яблоко. Оно может только портиться.

Что её задело больше: мысль о беспомощности от старения или бессилия от борьбы с изменами, предположить было трудно. Скорее всего, здесь был тот самый случай, когда красота и глупость сошлись в экстазе, а я получил триггер, чтобы держать ход “боя” в своих руках. Жертва не понимала, что это был уже вопрос времени, и что она уже зашла в силок.

– Но это аморально – сказала она эмоционально, выбросив свою ручку вперед так, когда хотят подчеркнуть что-то важное.

– Как вам угодно.

– Не поняла.

– Называйте то, что есть, как вам угодно. Ярлык — дело социальное. Это, ведь защитный механизм.

Она повернулась ко мне всем телом. Ей оставалось только положить ногу на ногу и подперев пальцем щеку, сказать: “Ну, ну, продолжайте. Что вы ещё сейчас ляпните”.

Я достал свой телефон и коснулся пальцем по экрану, чтобы посмотреть, сколько у меня осталось времени. Но, тут же понял, что её уже ничто не собьет с разговора. Главное, не потерять смысла. А то, красота может навечно слиться с глупостью, а у меня был другой замысел.

– Если вы оставили своего партнера – продолжил я, – тело будет испытывать боль, которая ничуть не отличается от боли кошки, у которой отняли котят. Это телесные паттерны. Но человек – социальное существо. И чтобы не допустить боли вновь, он непросто запоминает источник боли, а создаёт правило (мораль), суть которого направлена на недопущение подобного в будущем. Что-то типа: “оставить партнера – это измена!”. Так появляться главная ловушка: следование правилу… морали, что само по себе дисфункция, поскольку вы не отвечаете за тело. Не вы его выбирали.

– Но ведь это измена, как бы вы это ни обосновывали!

Сказав это, она смотрела мне в глаза, как будто я был её мужем, который сказал какую-то сущую глупость.

– Для тела – это и правда измена. Но у сознания иная функция. Оно, конечно, может само себя посадить в “клетку”, взяв на себя обязательство вечно служить ей или ему. Но это лишь оттого, что сознание отождествляет себя с телом. А с его точки зрения (тела) – это и правда предательство.

– Несогласна.

– Что человек не выбирает себе тело? Или что оно достается ему в тех параметрах, которые были сооружены его папой и мамой?

Она не сказала ни слова, и только смотрела на экран монитора.

– Поймите, вход в игру… я имею в виду нашу с вами жизнь, может происходить не в беспамятстве, как это происходит со всеми нами. А, как в школьном спектакле, когда вы отдаёте себе отчёт в том, какая роль вам досталась. И в этом случае, вы подыгрываете этой роли, не создавая какофонию. Вы подыгрываете. Вы ведь выбрали эту роль. Вы выбрали играть некрасивую… дурнушку. Это всего лишь роль.

– Ваша идеология толкает на аморальный поступок.

– С моралью нужно отдельно разбираться. Но, если предположить, что вы выбрали роль поиграть, всё было бы иначе. Дурнушка – это всего лишь роль.

– А что не роль? Что на самом деле?

– А на самом деле, вы смотрите на себя в зеркало и плачете оттого, что видите дурнушку.

– И как это изменить? Что мне сделать, чтобы я не страдала?

– Ничего. Поймите, если вы зашли в это тело не осознанно, страдание гарантированно. Вы не давали выбор на то, чтобы быть страшненькой.

– Что нет выхода?

– Выход есть. Просто нужно, чтобы кто-то помог вам стереть протокол, который был прописан в вашем сознании социумом. Это снимает напряжение. Вы что, не видели несуразных женщин, которые купаются в лучах славы, семейного счастья, успеха? У них нет протокола «правильные пропорции — залог счастья женщины». У них нет “я должна”.

– Но, он все равно уйдёт? Так, ведь? Дурнушка она или нет.

– Вы про ее мужчину?

– Да.

– Это неважно. Если сердце женщины не связано с каким-нибудь дурацким протоколом, она магнитирует так, что от нее отлипнутся может только кусок деревяшки… Она будет излучать свет, а от него ни один мужчина не может уйти. Его детородные органы привыкают именно к свету, а не третьему размеру груди… Понимаете? Он ведь по природе слеп. Мужчине нужен свет, а боится он одного – напряжения.

– То есть, идущего от женщины?

Её вопрос выдал всё, что с ней происходило на данный момент жизни. Проходите – раздался

– Да, с самого первого мента, когда она положила на него глаз, сигнал из ее мозга словно лазерный луч прожигает ёмкость, в которой хранится весь тестостерон мужчины, и его клетки начинают паниковать, передавая сигнал головному мозгу «беги». А его отсутствующее сознание… то есть, спящее, неспособное считывать все это, позволяет мужскому телу быть естественным.

– Естественным? Что означает естественным?

– Это означает, бежать к тому телу, которое не создаёт для него опасности. Так что у большинства женщин, шансов удерживать животное на двух ногах – дело практически нереальное.

– А нужно ли?

– Вы же не хотите уничтожить весь этот класс. Даже с гуманных соображений, тело мужчины нужно держать на привязи, словно собачку, чтобы она не потерялась.

Я смотреть на монитор, и наблюдал боковым зрением, что происходит. Но, она как будто не въехала в смысл моего донесения.

– Что-то я не поняла! У меня же тело красивое. Я это и сама знаю.

– И?

– Зачем тогда Вы мне всё это впаривали?

И тут меня выбило самого. Я вдруг понял, что красота и глупость в сочетании – это чистый секс, а не какое-то там явление. И владеет им женщина филигранно. Ум двуногого тонет в этом… И похоже без шансов на спасение.

Я не сдался, но мне нужно было что-то придумать. Я, как никогда был близок к провалу.

– Вас как зовут? – додумался я.

– Анжела.

– Меня – Джордж. Очень приятно. Тут вот в чем дело, Анжелла. Мы ведь говорили не о вас. Мы говорили о дурнушке. Видя, что ее это успокоило, я расслабился и вошел в привычное свое состояние.

– Дело в том, что у вас протокол другой, но он более опасный, чем у нашей дурнушки.

– И какой же он?

Я посмотрел на большое табло и увидел номер своего поезда.

– Не успею, у меня поезд уже подошел. Я присел к вам за десять минут до его отправления, и случайно разговорился. Если Вы оставите мне свой номер, я обещаю вам о нем рассказать позже.

Она посмотрела на меня, как смотрят на злодеев, но от которых не хочется убегать, и проговорила номер, словно профессиональный секретарь на ресепшен.

– Был рад знакомству.

Я поднялся, взял свой портфель, и словно Хитч, оставил ее шею вытянутой, но не в сторону монитора…

“Прощайте!”- обратился я к этим железным чудищам, направляясь к вертушке у выхода из здания вокзала. И, только решив, что вместе с ними я собираюсь оставить и её номер телефона, вдруг встал, как вкопанный. Дом – это не строение – подумал я. Дом – это там, где тебя ждут.

– Мужчина, что Вы встали как вкопанный? – В унисон факту прозвучал голос сзади. Проходите.

А я и не стоял. Стояло мое тело, которое толкали, словно грушу в боксерском зале другие тела из толпы. Мое тело мешало им выйти. А мне вернуться назад… к ней.


Поделиться в соц сетях:


.
Основатель юридического агентства «Мета-Информ», входившего в 50 ведущих юридических компаний Украины (г. Одесса, 1991 - 2005). Юридический эксперт в Лондонском арбитражном суде (1995) Консультант губернатора Одесской области (1999–2004). Советник мэра г. Одессы (2010 - 2011). Бизнес-тренер, коуч в области трансформационых изменений, эксперт в управлении кризисными ситуациями. Специализация - организация и проведение трансформационных процессов. Генеральный директор консалтинговой компании Sherlock Solutions. Автор книг «Встань с дивана. Как создать свой бизнес и стать независимым» и «Анатомия победы».

Более 15 лет помогает людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии «Управление собой, людьми и ситуациями» (MYOR). Участвовал в различных стартапах и кризисных проектах, был консультантом ряда высокопоставленных лиц. Родился в г. Одессе в 1964 году. Окончил одесский университет им. Мечникова, обучался на юридическом факультете по специальности административное право. Длительное время работал переговорщиком и кризисным специалистом в различных коммерческих и политических проектах. Является специалистом в области реструктуризации и строительства организаций, тренером по переговорам, автор ряда бизнес-тренингов и семинаров для основателей бизнеса. Руководитель проекта «Юрист года» (Одесса 2000 - 2003 НУ "Одесская юридическая академия").
.
Миссия: обучение деловых людей управлению сложными и нестандартными ситуациям как базовой основы накопления личной силы; тренировка специальных способностей и передача знаний в качестве основы управления собой, людьми и ситуациями в сложившихся в мире условиях (нестабильности и агрессивности среды).
.
Основной продукт. Персональные консультации, групповые мастер-классы и консалтинг в сегменте развития и использования специальных способностей как основы такой деятельности.

Отзывы