SHERLOCK SOLUTIONS

школа управления Сергея Лысова

Более 10 лет я помогаю деловым людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии: «Управление собой, людьми и ситуациями».

Сергей Лысов

Герань. Рассказ

81789895_2823515627714090_6647978009720520704_oНам было тогда по лет восемнадцать — тусовка не совсем обычная, чисто мужская, как у в том фильме, в котором собрали сразу всех — Щварценегера, …. Только мы не были настолько известными. Но поскольку все были выходцами и спецкласса по боксу, в котором мы прожили каждый по лет пять и потом стали профессиональными спортсменами, сравнивать нас с Голивудскими головорезами вполне было уместно.

Это были далёкие 80-ые. Баров и дискотек практически не было. Оттого, наверное, и было столько импровизации в отношении квартир, которые опрометчиво оставляли родители на попечение своих чад, когда им вынужденно нужно было куда-то уехать.

Квартира Сереги использовалась не часто. Все обычно обитали у меня в той самой квартирке, в которой дубинка лежала до сих и на том же месте. Кварира Сереги считалась самой красивой. Ну, и, конечно, в те моменты, когда мероприятия проходили у него, явные следы присутствия ликвидировать, порой, было не возможно. По этому поводу неприятностей было много.

В каждой квартире, следы, в которой оставались, хоть и напоминали мамаев набег, были все же разными. Кармическая отметка квартиры Сереги проходила под знаком «цветы». Скорее всего, это не было случайностью: мама Сергея обожала герани не просто так, как некоторые женщины обожают своих младших питомцев. Цветы любил отец Сергея, дядя Саша, который умер, как и мой отец с разницей несколько недель. Два события, два умерших в один месяц отца, обоих звали Саша, скрепленные уходом в этом же месяце Владимира Высоцкого, сцепили нашу дружбу, как цементная стяжка виноградный столб.

Отец Сергея болел, и перед самой смертью подарил его матери горшок с геранью. 

– Береги цветы Муся, –  как-то сказал он. – На них лежат частички меня. А за Геранью пусть Сережа присмативает. 

Мы знали эту грусную историю, но так или иначе уже было разбито два горшка. Глиняные осколки после каждой катастрофы врезались в сердце каждого из нас.

Какая карма связала все посиделки нашей дружной компанией с цветами, вряд ли кто-то уже установит. Но так уж случилось, что с каждым “спец-мероприятием” в квартире Сергея, когда его мать уезжала, ровно один горшок уходил на вечный покой. Первый раз у всех был сильный шок. А следующие – как в страшной истории про “Десять негритят” — мы оказывались в том самом положении, что и его герои: попытке повлиять на то, на что повлиять невозможно. 

Тетя Муся расстраивалась, а однажды даже заплакала. Вместе с ней переживал и Сергей, да и вся наша дружная компания тоже. Все знали, что стоит за цветами, но никто так и не мог понять источник злого рока. А более всего угнетало то, что шесть горшков ушло почти за пять месяцев. Оставался последний, седьмой — герань.

И вот мы снова в квартире Сергея. В этот раз вечеринка прошла отменно, горшок был жив, не считая того, что Володя, который один из нас, так и не сумел прийти в состояние нормы. В своем нормальном состоянии он был весьма симпатичным парнем, несмотря на его необычный взгляд (такие бывают у варанов – огромных ящериц). Когда Володя был пьян, он начинал выпучивать глаза, как это делают драконы, желая навести ужас. Страшные щели расширялись, становились округлыми и глазные яблоки в них превращались во взгляд кобры, при том, что на самом лице ни один мускул не дергался. Вообще, его вид всегда пугал, но когда привыкаешь, самое ужасное становится родным. 

В этот раз Володя рассмешил всех особенно. Проснувшись, он не пошел сразу по нужде, а завернул в зал, где на подоконнике гордо и в одиночестве стоял цветок. Шатаясь, и еле передвигая ноги, он подошел к подоконнику погладил указательным пальцем нижнюю часть соцветия и промямлил что-то типа “у-тю-тю”. Потом повернулся и все увидели этот самый страшный взгляд. Выпучив глаза (Вова был весь в себе и нас не замечал), он на секунду остановился, словно, машина перед старотом и выдохнув, стремительно понесся туда, куда нельзя было уже не идти. 

Все ржали и только Сергей был в напряжении. Его, наверное, можно было понять: пока все не уйдут, опасность сохранялась, а впереди еще нужно было пребраться в квартире.  

Так или иначе, дело близилось к завершению, и только Володя создавал нервозность: он был вне кондиции, и теоретически мог сделать что угодно. Сергей аккуратно уложил его на кресло в той же комнате, где были все, чтобы он немного пришёл в себя, оставаясь на наших глазах, пока уборка будет закончена. Через минут сорок все было вылизано.

– Ну что? – сказал Сергей, как будто все только что взяли банк. Уходим?! – И торжественно открыл дверь, ведущую на выход. И именно в этот момент все услышали знакомый до боли звук: так падают обычно только горшки с цветами.

Все как один переметнули свои взгляды в сторону противоположную от двери, там, где спал Володя. О нем все забыли. Перед ошарашенными взглядами виднелась обескураживающая картина. Володя стоял спиной к окну, как бы пытаясь сделать мостик. Тело в согнутом виде почти лежало на подоконнике, правая рука была вытянута вверх, судорожно пытаясь схватить трубу отопления, а левая, вернее, локоть, мертвой хваткой удерживал хоть какую-то устойчивость при помощи подоконника — ровно там, где стоял горшок с цветком. 

По вполне понятным причинам Володя не удержался, когда вставал с кресла. Команда Сергея “уходим” сделала свое дело, заставив его вскочить. Ну, и его занесло…  прямо в то место, где стоял непросто любимый цветок тети Муси, а последний ее цветок. Герань только зацвела. 

В воздухе возникла пронзительная тишина. Все посмотрели на Сергея и увидели на его лице открытый рот и взгляд, похожий на собаку Хатико. Это была или боль, или ужас, или то и другое вместе. 

Ни фига се, – тихо прохрипел Володя. Он как будто потерял голос, выпрямился во весь рост и начал медленно выпучивать свои глаза на груду земли и осколков. Сделав нечеловеческую гримасу, выражающую ужас, начал сползать на колени. Вид был еще тот…  Склонившись над разбитым горшком, как над телом убитого коня, собирая зачем-то рассыпавшуюся землю, он посмотрел на друзей, стоявших в оцепенении с видом уже котенка, который только что нашкодил. Застонав не по-человечески, опустил голову на свою грудь и сник.  

Откуда-то справа пришло тихое, почти еле слышное: “Блядь”. 

Прозвучавшее междометие… в полной тишине создавало зловещие перспективы. Ругать Володю никто не решился. Трагедия была такого масштаба, когда окружение сливается с виновником и происходит полное отождествление; ты перестаешь отделать себя от горя, ужаса и вины за происшедшее и того, кто его совершил. Наверное, так выглядят истинные друзья.

Юра, который стоял справа от меня, молча, но с каким-то странным и сильным намерением ринулся в сторону балкона. Так обычно ведут себя, когда не хотят, чтобы видели слезы. Шок витал в воздухе.

Здесь мы на секунду прервемся для одной важной информации. Ко времени, которое описывается в этой истории я значился в тусовке как адвокат. Прозвище это дал Юра, когда однажды я смог отмазать всю нашу дружную компанию от какого-то страшного наказания, которое собирался исполнить лично физрук, отставной офицер и бывший спецназовец какой-то интернациональной заварушки вроде сомалийско-эфиопской войны времен Брежнева. 

– Адвокат – сказал Юра, и мотнул головой в мою сторону, когда все узнали, что их пронесло. После этого случая, когда что-то происходило, все смотрели сразу на меня.  

Но ни в этот раз. 

Юра ушел на балкон, Серега присел на корточки рядом с Володей, рассматривая осколки, перемешанные с землей, так и не решаясь начать их собирать. И в этот самый момент я почувствовал то, что обычно чувствуют акулы, когда окровавленное мясо попадает в воду. Это состояние всегда было самым моим родным состоянием, но тогда я почувствовал его впервые 

Не сцать, – тихо сказал я.

В минуты роковые именно такие слова имеют какое-то особенное значение. Все посмотрели на меня, а потом на Сергея, брови которого вытянулись в Мальвину. Прозвучавшее повисло в воздухе надеждой, какую обычно испытывают перед смертной казнью. – Я знаю что делать, – также тихо сказал я и увидел обнадеживающий взгляд Юрика, который на слова “не сцать” отреагировал мгновенно, выглянув тут же из-за двери балкона.

Суть моей идеи была до чертиков проста. Вечером в квартиру Сергея приезжали еще одни родственники — из Молдавии. Адвокаты на то видимо и существуют, что от них ничего не проходит мимо. И я как заправский профессионал, сначала просто отметил эту информацию (когда мы еще вчера курили на балконе), а потом словно хищник вцепился в нее мертвой хваткой и филигранно перевернул ее в нужную сторону. Сделано это было с виртуозным мастерством, которое привело всех в неистовство.

Родственники… – сказал я. Завтра приезжают родственники. Оставь это!   Отдал я команду, как это делают капитаны во время беспорядка на корабле, показывая Сергею рукой на осколки горшка и разбросанный по полу чернозем. — Кому придёт в голову, что ты не убрал горшок, если бы разбил его! 

На меня смотрели словно на Бога: когда все знают, что перед ними человек, который только что совершил чудо.

 – Когда они зайдут в квартиру, – также тихо сказал я, – дверь в комнату, как всегда, закроется от сквозняка; возникнет легкий удар о косяк, и зайдя в комнату, они увидят на полу разбитый горшок. 

В воздухе продолжала висеть тишина.

Кто-то справа сказал: “Блядь, как же это гениально”!

Все вышли из подъезда дома в том состоянии, которое называется счастьем. Юрик кивал головой и приговаривал: “Вот, адвокат, сука”. А еще через сутки, когда все уже переместились на базу (в мою квартирку), где не было запретов ни на что, вечером пришел Сергей. 

Когда он вошел, все притаились. Володя, положил свои карты на стол и почти на 180 градусов повернул голову к Сергею (он был позади него). Володя только объявил терц, а я в это время намеривался воспользоваться моментом посмотреть: “что там у него”, но старая пройдоха, уже давно имел привычку класть на карты ладонь. Юра помешивал чай серебрянкой вилкой, который только что заварил в железной кружке, видимо, не собираясь останавливать этой процесс никогда. Сергей подошел к столу и сев на стул, умышленно, нарочито и медленно, начал разминать папиросу, которую только что вытащил из пачки.  

– Представляете, что мне сказала сегодня утром мам?! – как выпрыгнуло из его рта. «Эти чёртовы родственнички из Молдавии разбили мой последний цветок». 

 И все залились смехом…

Так начинал расти я, которому прийдется не раз вытаскивать людей из ситуаций, из которых они сами обычно вылезти не могли. А главное каждый раз пытаться искать ответ на вопрос: в чем формула? То, что это специфика характера одного человека я не верил. “Каждый должен знать, как это делается” – говорил я себе. Но пока я не знал, как даже происходит это у меня. Оно было словно падучая.

И что вы скажите? А я скажу. Во мне проснулось то, что всегда было моим: невероятная способность находить решения из самых сложных ситуаций. Так, с первыми навыками идти в сторону страха после случая с дубинкой я начинал становится тем, кем был – траблшутером (убийцей проблем).  


Поделиться в соц сетях:


.
Основатель юридического агентства «Мета-Информ», входившего в 50 ведущих юридических компаний Украины (г. Одесса, 1991 - 2005). Юридический эксперт в Лондонском арбитражном суде (1995) Консультант губернатора Одесской области (1999–2004). Советник мэра г. Одессы (2010 - 2011). Бизнес-тренер, коуч в области трансформационых изменений, эксперт в управлении кризисными ситуациями. Специализация - организация и проведение трансформационных процессов. Генеральный директор консалтинговой компании Sherlock Solutions. Автор книг «Встань с дивана. Как создать свой бизнес и стать независимым» и «Анатомия победы».

Более 15 лет помогает людям учиться решать жизненные проблемы и деловые ситуации на основе специальной технологии «Управление собой, людьми и ситуациями» (MYOR). Участвовал в различных стартапах и кризисных проектах, был консультантом ряда высокопоставленных лиц. Родился в г. Одессе в 1964 году. Окончил одесский университет им. Мечникова, обучался на юридическом факультете по специальности административное право. Длительное время работал переговорщиком и кризисным специалистом в различных коммерческих и политических проектах. Является специалистом в области реструктуризации и строительства организаций, тренером по переговорам, автор ряда бизнес-тренингов и семинаров для основателей бизнеса. Руководитель проекта «Юрист года» (Одесса 2000 - 2003 НУ "Одесская юридическая академия").
.
Миссия: обучение деловых людей управлению сложными и нестандартными ситуациям как базовой основы накопления личной силы; тренировка специальных способностей и передача знаний в качестве основы управления собой, людьми и ситуациями в сложившихся в мире условиях (нестабильности и агрессивности среды).
.
Основной продукт. Персональные консультации, групповые мастер-классы и консалтинг в сегменте развития и использования специальных способностей как основы такой деятельности.

Отзывы